Беларусь мае быць вольнай!

Наш коллектив уже высказывал свою позицию по поводу т.н. “этноанархистов” (http://tinyurl.com/m6qluz4). Сегодня мы публикуем идеологический разбор данного явления от нашего читателя.

Уже не первый год внимание оппозиционных СМИ в Беларуси приковано к эпатажным ребятам, именующим себя «этноанархистами». Анархисты уже высказывали свою критику в отношении этой группы но теперь, хоть и со значительным опозданием, всё же наступил момент заглянуть в корень противоречия и объяснить в чём заключается разница между анархизмом и т.н. «этноанархизмом».

Этноанархисты по праву открещиваются от ярлыка «националисты», что, однако, вовсе не означает их принадлежности к анархизму. Действительно, между нацизмом, либеральным национализмом и этноанархизмом имеются значительные различия. Учитывая этот факт, критикой национализма лишь с позиции заезженных марксистских аргументов, точку в споре не поставить. Однако, и нацизм, и либеральный национализм, и этноанархизм в основу своей политической доктрины ставят понятие об этносе.

В данной статье я попытаюсь поднять вопрос об этом понятии лишь вскользь, чтобы побудить стороны выйти из полемического тупика и окончательно разобраться в проблеме. Оговоримся сразу, что для полноценного анализа не хватит объёма одной лишь статьи, поэтому данный очерк скорее введение в тему и потребует значительной доработки и конкретизации в будущем. Также будут разобраны некоторые из аргументов этноанархистов, отделяющих их от собственно анархизма.

Четыре научных концепции этноса

В этнологии принято выделять четыре основные концепции определения сущности и происхождения этноса: примордиальную, инструменталистскую, конструктивистскую и постконструктивистскую. Автору неизвестно, чтобы хоть одно политическое движение выдвинуло концепцию этноса заметно отличную от какой-либо из перечисленных. Опишем кратко суть этих концепций.

Примордиализм (от лат. изначальный) считает этнические группы реально существующими сообществами, которые можно определить объективно и которые обладают некоторыми сущностными признаками. В этой концепции выделяют два направления: социобиологическое (этнос как расширенная родовая группа) и эволюционно-историческое (этнос социален, сложился в ходе развития человеческих сообществ и зависит от исторических изменений, имеет стадии развития). Важной мыслью здесь является то, что можно безошибочно определить принадлежность человека к этнической группе и что каждому человеку присущи те черты (в т.ч. психологические), которые свойственны его этнической группе.

Инструментализм принимает как данность существование этноса не задумываясь о его происхождении. Ключ к пониманию сущности этноса, по мнению инструменталистов, лежит в изучении тех функций, которые этнос выполняет в обществе, в причинах его существования. В рамках инструменталистской концепции выделяют целый ряд направлений в зависимости от того какая функция считается основополагающей: элитарное (использование элитами в своих корыстных интересах, создание видимости классового единства), мобилизационное (этнос как инструмент консолидации общества против общих угроз), гедонистическое (объединение с другими людьми ради достижения своих личных интересов, например, удовлетворение потребности в принадлежности к группе).

Конструктивизм подчеркивает договорной и символический характер разделения на этносы. Этнос нельзя выделить по объективным (язык, территория проживания и др.) признакам, которые расплывчаты и не всегда совпадают с субъективными (самоназвание и др.). В качестве критерия определения этноса сторонники этой концепции предлагают использовать этнические границы, обозначенные самой группой, а также ПРЕДСТАВЛЕНИЕ о наличии общих признаков группы, и МИФ об общей истории.

Необходимо отдельно отметить, что инструменталистская концепция не даёт ответа на вопрос о происхождении этноса. Каждый из её сторонников отдельно для себя решает, признать ли этнос примордиальным явлением, которое то ли обрело функции в процессе эволюции, то ли было наделено дополнительными функциями позже; или же конструктивистским явлением, созданным специально для исполнения определённых функций.

Выбор анархистов — постконструктивизм!

В 1980-х на волне этнографических открытий, с учётом анализа достижений инструменталистов и конструктивистов, развивается критика вышеизложенных концепций. Сторонников этой критики принятой выделять в четвёртую, постконструктивистскую группу. Постконструктивистская концепция не только гармонично ложится на современные представления о социальной эволюции и биологическом развитии человека, но и, что немаловажно, отвечает представлениям анархистов о природе человеческого характера и выборе идентичности.

Постконструктивизм критикует «группизм» (т.е. рассмотрение исследователями в качестве базовой единицы социальных процессов социальную группу, якобы постоянно обладающую сущностью, набором признаков и общей целью), предлагая взамен рассматривать социо-психологические особенности конкретных индивидов и групповые ПРОЦЕССЫ (например, огруппление – т.е. стремление нескольких индивидуумов обрести общую цель; структуризация; консолидация; разобщение и т.д.). Сторонники этой концепции считают, что исследователи искусственно наделяют людей комплексом признаков и объединяют их в группы для собственного удобства, отрываясь, тем самым, от более многообразной реальности.

На мой взгляд, условность должна сохраняться лишь там, где в ней есть жизненная необходимость, где она несёт практическую пользу. Портному, который поставил себе целью пошить штаны на коллектив необходимо использовать удобную условность в виде определения нумераций размера для каждого человека. В действительности же, часто бывает, что длина ноги человека не совпадает ни с одним из размеров, находясь где-то посередине двух соседних номеров или же человек имеет ноги разной длины, которая к тому же изменчива на протяжении жизни. Размер штанов не атрибут человека, а условность имеющая смысл лишь в определённом контексте.

Для изучения влияния климатических условий на физиологию человека учёным удобно выделить ряд внешних отличительных признаков у людей и сгруппировать их согласно этим признакам (предварительно обобщив их) на расы. Раса не имеет чётких границ в виде конкретного и неизменного ряда признаков и является условным и устаревшим научным понятием. Количество вариаций сочетания в одном человеке признаков различных рас нивелирует само это понятие, т.к. становится невозможным определить какая из комбинаций соответствует «чистой» расе в условиях непрерывного смешения людей с разной внешностью и изменения внешнего облика человека на протяжении тысячелетий. Научный лексикон по большей части состоит из таких условных понятий, которые имеют значение лишь с учётом конкретного контекста и должен восприниматься только в таком ключе.

Тема традиционных культур, групповых идентичностей и таких понятий как менталитет или раса, требует более подробного анализа с позиции анархизма. Надеюсь, что данная статья подтолкнёт анархистов к исследованию перечисленных вопросов.

Критика доктрины беларуских этноанархистов

Использование лозунга «Беларусь мае быць беларускай» является попыткой определить судьбу целого региона, подталкивая его жителей к принадлежности определённой языковой и культурной традициям, и лишая их, тем самым, добровольного права выбора в этой сфере. Сторонники культурной монополии, используя излюбленный государством язык манипуляций (например, давление на чувства привязанности к близким родственникам и ностальгию по малой родине), негласно исключают из правомерных жителей региона носителей других культурных традиций, даже если предки последних жили здесь веками. Этот лозунг превращает условные границы в реальные, что в перспективе может грозить запретом на смешанные браки, свободу проживания и передвижения, а также уничтожением (во имя унификации или борьбы с сепаратизмом) неповторимых местных диалектов и культурных особенностей.

Сама мысль о провозглашении доминирующей культуры, языка или религии должна казаться неприемлемой, ведь статус доминирующей позволяет диктовать правила в данных сферах, а также предоставляет монополию на ресурсы. Возможность решать культурные вопросы самостоятельно или в малых группах, право выбирать персональную идентификацию или вовсе отказаться от этнической или религиозной принадлежности – неотъемлемая часть морально-этических представлений анархистов, всегда боровшихся со всеми известными видами притеснения.

Лозунг «Беларусь перадусім» выставляет на второй план борьбу за гуманистические ценности и общечеловеческие права. Вместо этого основной ценностью провозглашается защита национального политического субъекта. Причём этот субъект можно смело назвать государством, поскольку в условиях неизбежной глобализации (имеется в виду взаимодействие людей по всему миру без учёта культурных различий и региона проживания) национальное образование не может существовать без защиты собственных границ (не обязательно территориальных) и внутренней культурной стандартизации.

Выделение одного региона ставит под сомнение ценность общемировой борьбы за свободу и равноправие, приводя к зацикливанию на правах лишь небольшого числа людей. При некоторых условиях, это может привести к культивированию миссионерства и уникальности определённой группы в сравнении с другими, что в свою очередь означает неизбежные изоляцию и конфронтацию с остальным миром.

Нация или личность?

Борьба за признание равнозначной неповторимости и ценности каждого человека и за его право распоряжаться собственной жизнью должна стать основой (а не альтернативой, как некоторые ошибочно полагают) для борьбы с любой дискриминацией и в т.ч. с культурным угнетением.

Никакие «оборонительные войны», никакая «защита территориальной целостности» государства в союзе с консервативными силами и никакая «положительная дискриминация» в виде мести бывшим угнетателям не смогут уничтожить иерархию и дискриминацию как феномен. Суть явления дискриминации кроется не в отдельных людях-угнетателях, а в самом характере взаимоотношений между людьми. Люди быстро меняют своё поведение в зависимости от статуса, а поэтому важно выстроить равноправные взаимоотношения, а не просто наказать угнетателя или дать власть угнетённому. При этом желательно мыслить категориями межличностных отношений, а также отношений между людьми и социальными институтами. Межгрупповые отношения зачастую являются лишь вымышленным обобщением, не соответствующим реальной жизни.

Безусловно, ломая старые порядки и сталкиваясь с сопротивлением реакционеров, тяжело избежать конфронтации, а порой и мести конкретным людям. Однако, стоит помнить, что винтовка рождает власть и история знает немало примеров, когда авангардная партия, рабочее государство или положительные дискриминаторы сами становились угнетателями в попытке защитить свои завоевания и решить за других в чём заключается справедливость. Поэтому важно бороться с самим феноменом власти, постоянно критически оценивая собственные действия и не выстраивая союзы с меньшим из зол.

Нужно критически оценивать использование неоднозначных символов, которые на протяжении истории были атрибутом княжеской власти, воинской доблести, какого-либо государственного образования или консервативных политических сил (хотя некоторые из них и могли использоваться в качестве исключения в ином контексте). У сторонников равноправного мира есть свой, весьма однозначный и антиполитический символ – чёрное знамя, и нет никакого смысла придумывать или использовать иные.

Немаловажна и критическая оценка поддержки национально-освободительных движений, которые, хоть и часто несут в себе лозунги социального равенства, но бывают замкнуты на решении культурных вопросов, пренебрегая интернациональным делом освобождения человечества, а иногда даже воссоздавая национальное государство и прибегая к культурному или экономическому притеснению.

Отдельно стоит отметить, что желание сохранить многообразие проявлений человеческой культуры, изучить историю человечества и освоить различные языки не только не противоречат анархизму, а наоборот вполне вписываются в понимание его сторонниками многообразного мира равных, но разных людей, соответствует их желанию изучить генезис социума.

Революция начинается со знания

Невежество толкает этноанархистов на пафосные фразы о реформировании освободительной идеологии и борьбе с догматизмом классического анархизма. На самом деле, анархическое мировоззрение не сводится к политической идеологии, априори заключая в себе антидогматичный и самокритичный образ мыслей. Внимание к изучению мыслей классиков анархизма не заменяет критичность и сиюминутную оценку ситуации. Опора на опыт является лишь ориентиром в выработке принципов взаимодействия между людьми.

В свою очередь, увиливание этноанархистов от чёткой позиции в угоду якобы «выходу за рамки» на самом деле приводит к самопротиворечивым заявлениям с их стороны. Нежелание осознать комплексный и рефлексирующий характер анархизма приводит к попыткам «изобрести велосипед», а нередко в поисках народной любви они впадают в откровенный беспринципный популизм. Для анархистов же, этические представления являются фундаментом политической модели. С этой точки зрения, кажется лицемерной и нелепой борьба лишь за часть политических свобод, при одновременном выстраивании новых границы между людьми, например, по культурным признакам.

Эксперименты по синтезу идей национализма и анархизма имеют давнюю традицию. В идеях современных приверженцев такого объединения нет совершенно никакого новшества. Как и нет новости в борющихся против расизма сексистах или кричащих о засилии государства сторонниках «свободного» рынка. Все эти люди не вписываются в современное представление об анархистах, как бы и они себя не называли. Человеку свойственно акцентировать внимание на тех проблемах, с которыми он столкнулся лично. Для кого-то в приоритете будет феминизм, для кого-то экология, а кому-то по нраву национально-освободительная борьба. Признавая важность уничтожения каждой из форм дискриминаций, анархизм стремится к глубинному и комплексному анализу феномена власти, акцентируя своё внимание на изменении принципов взаимодействия между людьми и пытаясь устранить корень неравенства.

Остаётся лишь надеяться, что революция сознания уже идёт на самом деле и помнить, что критический анализ действительности не заменить громкими лозунгами и пафосной фразеологией, а самокритичность и развитие, оставив личные амбиции позади, принесли бы гораздо больше пользы тем, кто так или иначе, использует в самоназвании слово «анархист».

Изюм Булкин

для Pramen.io

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s